У газгольдеров чемоданное настроение

Дли них реконструкция системы факельных газов — билет в один конец

Просмотры: 1 505

Инвестпроекты «Нафтана» — это не только новый уровень эффективности производства. Они, кроме того, изменяют промышленный ландшафт. Нынешнее поколение заводчан на таких метаморфозах не зацикливается или вовсе их не замечает. Когда день за днем ходишь по улицам и закоулкам нефтегиганта, глаз теряет остроту. Иное дело — ветераны. Праздничные экскурсии для экс-нефтепереработчиков — как игра «Найди десять отличий». В памяти одна картина, в реальности другая. Все, что свежим фрагментом вошло в силуэт «Нафтана» или изъято из него за ненадобностью, тотчас фиксируется, дает сигнал восторгам и распросам. Упреждая одну из ближайших сенсаций в жанре «пейзажной живописи», обращаю внимание старшего поколения нефтепереработчиков на газгольдеры восьмого цеха. Дорогие друзья! Когда вас как вип-гостей будут возить по золотому кольцу завода, посматривайте в их сторону. Свидетели вашей трудовой молодости попали под реконструкцию и скоро мирно упокоятся в плавильных печах Белорусского металлургического завода.


Впрочем, этой ремаркой я поломал продуманную стройность ликбеза, который для нас с фотокором устроили работники участка по приемке, очистке и распределению газов цеха № 8. Трубная составляющая этого подразделения — гигантская паутина, которая оплетает все предприятие, состоит из доброго десятка подсистем и суммарно насчитывает около сотни километров. По ней одни газы возвращаются в технологический оборот для подпитки печных форсунок, другие идут на утилизацию. Остаток, который, как сказочный колобок, ускользнув от всех инженерных посягательств, отправляется на факел и сжигается.

У основания 30-метрового ствола факела и ввел нас в курс дела механик Эдуард ИРХИН. Внешний консерватизм важного объекта природоохранной инфраструктуры обманчив. Раньше система запала на факеле была российской по происхождению и очень капризной по характеру. Теперь «горелки» и вся система сжигания немецкие. Нажал кнопку пъезоэлемента — и пламя победно, а главное неугасимо реет над свечой, равной по высоте 10-этажному дому.

Такая ответственная технология всегда дублируется. Резервная свеча в момент нашего визита лежала рядом с действующей. Ее сняли с анкерного крепежа и положили на землю для реконструкции. После того, как она будет отремонтирована и оснащена новой системой запала, подрядчики в лице НЗМ вернут ее в вертикальное положение и подключат к газовым коллекторам.

Все, что довелось увидеть и услышать на установке факельного хозяйства, хорошая новость дли экологов. Но главным содержательным моментом реализуемого проекта нужно признать модернизацию компрессорного оборудования на установке очистки газов, которой руководит Василий БУРНЕЙКО. Машинам московского завода «Борец» около 30 лет, они из эпохи застоя. Но проблема в другом. Эти компрессоры — их 8 — могут работать только в связке с газгольдерами. Два хранилища емкостью 10 тысяч кубометров каждое создают рабочее давление на приеме газа. Не где-нибудь на периферии предприятия, что было бы логично в плане безопасности, а в самом центре завода. И это не единственный их недостаток. Они разорительны по энергозатратам и капиталоемким ремонтам. С трудом выдерживают 3-летний пробег, узаконенный инженерной службой. Требуют неусыпного надзора в холодное время года, поскольку по своей конструкции относятся к мокрым газгольдерам. Чем дальше, тем больше отстают от потребностей «Нафтана», сделавшего ставку на глубину переработки и новые подходы к утилизации побочных продуктов в современной системе очистки газов.

Два итальянских модуля, смонтированных за торцом старой компрессорной, принципиально меняют дело. У этих машин рабочим органом служит не стальной поршень, а водяное кольцо. Появление взрывоопасной искры сводится к нулю. Кроме того, это высокоавтоматизированное, надежное в эксплуатации, энергоэффективное оборудование. А главное — самодостаточное. Газгольдеры на подхвате итальянским компрессорам не нужны. «Пороховые бочки», в которых постоянно хранится 15-20 тысяч кубометров сжатого газа, будут демонтированы и отправлены на металлолом.

Это тот случай, когда «была без радости любовь, разлука будет без печали». Но фотолетопись завода, как всякая книга, основанная на объективности и корректном обращении с историческими фактами, готова хранить под своей обложкой уходящую натуру. Ведь эти хранилища почти 30 лет служили предприятию. Работали на экономику. Вносили лепту в природоохранные усилия нефтепереработчиков. Грядущим поколениям заводчан будет любопытно увидеть в альбоме, унаследованном от отца или деда, технологических динозавров. Найдут среди других старых фотографий. Удивятся. И скажут спасибо фотокору «Вестника Нафтана» за то, что спас от забвения оригинальнейший фрагмент индустриального пейзажа конца 2011 — начала 2012 годов.

Владимир ФАКЕЕВ
Фото: Александр ЮДАЕВ

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Loading...

Новое видео

Подпишитесь на Вестник Нафтана на YouTube!