Николай ГЕРАСИМЕНКО: «Первый пуск не забыть никогда!»

Просмотры: 403

С каждым годом мы всё дальше от судьбоносной зимы 1963-­го. К счастью, есть люди, для которых 9 февраля — не ­просто праздничная дата, но и ярчайший момент в жизни. Заслуженный ветеран завода и родоначальник трудовой нафтановской династии Николай Герасименко — один из них.

– Николай Константинович, Герасименко — нафтановская фамилия. Вы и сами наверняка родом из этих мест?

– Ваши предположения верны лишь отчасти. Были и есть у меня на заводе и однофамильцы, и родственники. Но родился я в пяти тысячах километрах отсюда — в селе Курай Дзержинского района Красноярского края. Я — сибиряк! Правда, наполовину. В поисках лучшей доли моя мама, Антонина Трофимовна Дук, с большой семьей приехала в те места с Ушаччины.

Мне еще не было и полутора лет, как отец, Константин Николаевич, ушел воевать на финскую. Великую Отечественную он окончил в Берлине, возвращался домой. Мы готовились к встрече. Не дождались. Пройдя две войны с одним осколочным ранением, на станции Калачинская, уже за Омском, отец трагически погиб… Как память о нем остались две фотокарточки. И его пальто, в котором я ходил до 10­-го класса. Берегу эту семейную реликвию до сих пор.

Коля Герасименко (на руках у отца) с родителями и сестрой

Мы со старшей сестрой остались с мамой. Когда мне было девять, решили вернуться в Беларусь. В Ушачах прошли мои лучшие школьные годы. Учился хорошо, любил точные науки. Увлекался музыкой — играл на трубе в духовом оркестре районного дома культуры.

– После школы вы уехали в Нефтеград?

– Хотели с другом поступить в Белорусский политехнический. Экзамены сдали неплохо. Но в 1957-­м у абитуриентов с трудовым стажем и парней после армии были хорошие льготы. Мы не поступили. А я с осенним призывом отправился служить в Группу советских войск в Германии.

После демобилизации вернулся домой. В Ушачском райисполкоме мне предложили должность… литработника в газете «Сацыялістычны сцяг»! Отработал два года в редакции. И тут в моих планах появилась наша комсомольско-­молодежная стройка.

– Вы поступили в нефтяной техникум?

– Нет, в «Академию Матюшкина» — техническое училище № 28. Но из поселка Полоцкий все пути вели тогда на НПЗ. Меня приняли на завод в декабре 1961­-го. Проходил практику в Уфе.

На установку крекинга попал и мой одногруппник, однофамилец и ровесник Алексей Герасименко. Потом знакомые часто спрашивали нас, не родственники ли мы. Как-­то в профилактории мы даже назвались братьями. Я бы только гордился таким родством! Сейчас, к сожалению, Алексей Ильич болеет. И в этой беседе мне бы очень хотелось немного рассказать и о нем.

Когда вернулись с практики, установка АВТ‑1 еще не была готова к пуску, и нас отправили ее достраивать. Меня прикомандировали к НЗМ и назначили старшим в бригаде молодых ребят. Как сейчас помню, монтировали секции погружных холодильников. Курировал нас Александр Талов. Мы, наверное, понравились ему своим отношением к работе. Поэтому, когда дело пошло к пуску, он пригласил в свою бригаду Анатолия Чеховского, Леонида Бычкова и меня.

– Чем вам особенно запомнился февраль 1963­-го?

– Первый пуск не забыть никогда! Что мы тогда пережили, не описать словами! Белорусская зима 1962–1963 была одной из самых холодных в ХХ веке. К этому добавьте сложность поставленной цели и высочайшую ответственность за результат. Для подавляющего большинства работников это был абсолютный дебют в большой нефтепереработке.

Но кто руководил нами! Директор Олег Ктаторов, начальник АВТ‑1 Сергей Вазерский, механик установки Сергей Гошин, старшие операторы Александр Талов, Алексей Луговой, Александр Резников, Александр Савин и Владимир Чернышев. Ключевую роль в пуске сыграл начальник цеха № 1 Павел Денисов. Как­-то в интервью Владимиру Факееву я назвал Павла Ивановича «заводским маршалом Жуковым». В этих словах нет ни капли преувеличения. Он и на самом деле наш «маршал победы»!

В первой бригаде я был оператором атмосферного блока и правой рукой Александра Талова. Юрий Меренков — оператором стабилизации. Оператором печи, кочегаром, работал Виктор Князюк. Машинистом горячей насосной — Анатолий Чеховский, холодной — Виктор Ходиков. Бригадным слесарем был Леонид Бычков. Оператором по вакуумному блоку — Александр Кулага, а помощником по стабилизации — Алексей Боровский.

Из работников тех пяти бригад, которые получали первый белорусский бензин, в живых осталось 6 человек. Из нашей бригады — Анатолий Чеховский, Леонид Бычков и я. Из четвертой — кочегар Борис Коханович и машинист Николай Трубин, а из пятой — Алексей Герасименко.

Анатолий Чеховский, Леонид Бычков и Николай Герасименко на юбилейном вечере в честь 50-летия установки АВТ-1, 2013

– Что за человек был Александр Талов?

– Александра Петровича можно назвать идеальным тружеником. Не имел вредных привычек. Профессионал, лидер и требовательный руководитель. Помню, работали у него на АВТ‑2. Лежит в земле лоток с трубопроводами. Так Талов от каждого требовал знать, какой продукт идет по первому, какой — по второму, третьему, четвертому, пятому… Такую дотошность и я у него перенял.

В конце 1966-­го пустили «первичку» АТ‑6. В этом была и большая заслуга Александра Петровича как начальника установки. Недаром в 1970 году вместе с Олегом Ктаторовым и Петром Коротковым он стал Лауреатом Государственной премии СССР.

– Как после февраля 1963-­го развивалась ваша карьера?

– Когда мы пустили АВТ‑1, Талову предложили перейти на строительство АВТ‑2, а место старшего оператора получил я. В 1964-­м Александр Петрович, тогда уже начальник новой «первички», собирал себе команду специалистов. Пригласил и меня старшим оператором. Потом была зарубежная командировка.

Николай Герасименко (крайний справа) с коллегами по цеху № 1 и студентами-практикантами из БГУ после демонстрации. 1964 г.

 

Николай Герасименко (справа) с одногруппником Анатолием Можаровым, который позже станет директором ПТУ-28. 1964 г.

 

Начальник цеха Павел Денисов, старший оператор Борис Лившиц, директор завода Пётр Коротков и замначальника цеха Николай Герасименко. 1970-е гг.

 

Через пару лет после пуска завода я поступил в Белорусский технологический. В 1974-­м стал замначальника АВТ‑6, через три года возглавил эту «первичку». Потом назначили заместителем начальника первого производства по АВТ‑6, АТ‑8 и установке 22/4М. Был награжден медалью «За трудовое отличие». С приближением пенсии решил больше времени уделять дачным хлопотам и снова перешел в рабочий класс.

– Заграничная командировка привела вас в Африку?

– Да. В конце 1966 года Алексея Герасименко, Юрия Меренкова, меня и некоторых других новополоцких специалистов направили в Эфиопию. Там СССР строил НПЗ. Мы «послесарили», пускали завод. Потом нам предложили остаться еще на полгода. Алексей Ильич работал на спаренной установке «Платформинг–Гидроочистка», а я — на «Битумной».

Город Асэб стоит на берегу Красного моря, но совсем не курорт! Высокие температуры и влажность. Даже ночью не было спасения от зноя. Зато на символический пуск завода к нам приезжал последний император Эфиопии — Хайле Селассие I.

Почти сразу после возвращения на Родину я женился. Родились и подросли сыновья. В середине 80-­х мы с Алексеем Герасименко еще раз отправились в Эфиопию. Я отработал начальником смены год, а Алексей Ильич задержался там на целых три. Сначала он был начальником установок, а потом замещал должность директора НПЗ. Позже в этой стране началась гражданская война, и предприятие закрыли. Эритрея, где расположен Асэб, получила независимость. Наш завод в конце 90-­х сожгли. Вот так…

– На «Нафтане» работают ваши сыновья. Поделитесь секретом, как формируются заводские династии?

– Как бы отец ни хотел видеть в детях свою улучшенную копию, одного желания мало. Но мне, считаю, с этим повезло. Старший сын, Андрей, поначалу не думал идти на завод. Получил два диплома о высшем образовании — экономическое в Москве и техническое в Новополоцке. Какое­-то время занимался бизнесом. Но от судьбы, наверное, не уйти. Все­-таки он выбрал отцовскую, нафтановскую стезю. Начинал Андрей на базе оборудования. Сейчас — машинист компрессорных установок на «Изомеризации бензиновых фракций» и «Таторее».

Мой младший сын Артём окончил училище, техникум, Полоцкий университет по двум специальностям «Химическая технология производства и переработки органических материалов» и «Экономика и управление производством». В 1999 году я стал пенсионером, а он пришел на завод оператором АВТ‑2. Потом дослужился до начальника установки АТ‑8 — демонтировал старую и строил новую «первичку». Как и я когда-­то, стал замначальника производства НТиА.

Сейчас Артём — заместитель руководителя Дирекции по инвестиционным проектам, строительству и ремонту (по технологии и развитию) — начальник управления. Должность ответственная! От темна до темна трудится. В техническом отделе работает его жена Елена.

А вот Алексей Ильич Герасименко с супругой вырастили двух очаровательных умных дочерей. Младшая и его зять — тоже нафтановцы.

– Трудно не спросить: что чувствует отец, чьи сыновья продолжают начатое им дело?

– Родителям всегда приятно видеть профессиональные успехи своих детей. Но сегодня чувство гордости я испытываю не только за Андрея и Артёма, но и за всё молодое поколение нафтановцев. Мне кажется, наш завод находится в надежных руках. Главное — не останавливаться на достигнутом и впредь равняться на тех, кто стоял у истоков белорусской нефтепереработки!

 

Владимир ФИЛИПЕНКО
Фото: автора и из домашнего архива Николая ГЕРАСИМЕНКО

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...

Опубликовано в №:

  22.02.2020
(2,8 MiB, скачали - 438)

Новое видео

Подпишитесь на Вестник Нафтана на YouTube!