Непредсказуемые «Антрацит», «Мышонок» и простое «Шампанское». Как полимировский нитрон окрашивают во все цвета радуги

Просмотры: 162

В рекламных буклетах, которые представляют полимировский нитрон на самых различных выставках, — настоящий праздник цвета. Как оказалось, есть подборки для европейских потребителей и отдельно — для азиатских стран, потому что предпочтения различаются. А в названиях среди привычных, вроде малинового или кофейного, встречаются и необычные: «Айсберг», «Гроза», «Клевер»… В общих объемах выпускаемого на «Полимире» волокна окрашенное занимает в среднем около 20 %. В 2018 году уже произвели почти 4,5 тысячи тонн цветного нитрона. А о тонкостях и секретах его производства можно писать целые тома.

Одна из карт цветов полимировского нитрона

Сегодня на «Полимире» могут окрасить волокно практически в любой основной цветовой тон (синий, красный, зеленый, фиолетовый и т. д.) или их оттенки. А кроме привычно «цветных» — в самые разные оттенки ахроматичес­кого черного.

– Производство «Нитрон-Д» изначально было ориентировано на выпуск сурового (не­окрашенного) волокна, — рассказывает начальник лаборатории по контролю производства синтетического волокна Людмила ЖЕЛЕЗОВСКАЯ. — Но после закрытия первого волоконного производства осталась потребность удовлетворять запросы потребителей, сохранить доминирующее положение на рынках. Поэтому пришлось проделать большую работу по расширению цветного ассортимента волокна Нитрон-Д, а также наработке окрашенного волокна партиями малого объема.

В 2016–2017 годах было разработано 166 абсолютно новых рецептур окрашивания, а 26 рецептур из карты цветов 2015 года подработаны для использования взаимозаменяемых красителей. На данный момент у нас 190 рецептур крашения. Например, для черного цвета имеется целых 8! Они в большей или меньшей степени отличаются друг от друга оттенком и яркостью.

Из этих 190 более 30 имеют буквенный код. Что это значит? При разработке рецептуры мы оперируем так называемой «триадой»: красителями трех базовых цветов — желтого, красного и синего. Чтобы меньше зависеть от поставок красителей какого-то одного производителя, в лаборатории периодически разрабатывают рецептуры, альтернативные рецептурам стандартного цвета.

За работой лаборант Светлана Кубарькова

Например, стандартный «Темный шоколад 954». Он внесен в карту цветов. И для него же дополнительно подработаны еще две рецептуры (954М и 954Н). Крашение возможно по любой из них в зависимости от того, какие красители сегодня закуплены. При этом мы гарантируем зрительное восприятие цвета «Темный шоколад» в одной области цветового тона. И стандартный, и альтернативный цвета имеют свои индивидуальные оттенки, но они настолько незначительны, что их может определить только профессиональный колорист.

Есть потребители, которые покупают на нашем предприятии суровое волокно и окрашивают его сами. Но есть и те, кто делает заказ на определенный цвет. На производстве нитрон красят путем погружения в раствор катионных красителей. Жгут находится в растворе всего около 2 секунд! На качество окраски может повлиять множество факторов, например, температура. Она должна быть в пределах от 20 до 60 градусов. Причем, для темных — более высокая, для светлых — низкая.

– Когда мы ставим новый цвет на производство, — объясняет Людмила Дмитриевна, — проводится множество расчетов: количество красителей для загрузки в красильный бак, дозировка подачи красильного раствора из бака в ванну крашения, объем заполнения красителем ванны… А еще делаем множество пробных выкрасок в лабораторных условиях — окрашиваем небольшие образцы сухого волокна.

Кстати, важное значение имеют профессиональный опыт и ответственность не только наших лаборантов, но и технологического персонала химического отделения стадии приготовления красителей. Неточность в дозагрузке всего 5 г (!) красителя в бак объемом несколько тонн может отложить начало выпуска окрашенного волокна на несколько дней.

На получение одной выкраски необходимо около 2,5 часа. И после каждой корректировки раствора — окрашиваем новый образец. В этом случае выручает 12-позиционная лабораторная красильная машина Mathis Turby (Швейцария), в которой можно одновременно получать до 12 выкрасок.

Людмила Железовская демонстрирует 12-позиционную лабораторную красильную машину

На разработку новой рецептуры может уйти еще больше времени. Например, новый цвет — «Горчица». Чтобы попасть в нужные цветовые характеристики, понадобилось полтора месяца! Но мало просто подобрать процентное соотношение «триады». Необходимо выдержать все условия, чтобы цвет в окрашенном волокне был устойчив к физико-химическим воздействиям.

Лаборатория оборудована различными приборами: для испытания на трение, для определения устойчивости окраски к глажению, стирке и органическим растворителям, дистиллированной воде и «поту», воздействию солнечного света и искусственных источников освещения. Ежегодно проводится сертификация экологической безопасности полимировского волокна. И она регулярно подтверждает, что наш нитрон всех цветов может использоваться при контакте с кожей человека. Причем высший уровень, первый класс безопасности, имеют почти все цвета, за исключением буквально трех самых темных — их нельзя использовать в продукции, предназначенной для детей до 3 лет.

Машина, с помощью которой определяют устойчивость окраски к стирке и некоторым другим воздействиям.

Требования к качеству цвета потребитель предъявляет самые высокие. Окраска должна быть равномерной не только в пределах одной кипы, но и в объеме отдельной наработки. Цвет обязан соответствовать, в идеале, стандарту или, как минимум, — так называемой вилке дополнительных отклонений.

Честно сказать, неподготовленному человеку после практической демонстрации, как лаборанты визуально сравнивают испытуемый образец с эталоном на соответствие цветовому тону и «глубине» окраски, уловить разницу в них можно, хотя и с большим трудом. А вот определение цветового различия (контраста) между двумя цветными образцами, когда они сравниваются с парами полос специальной серой шкалы, кажется вообще каким-то волшебством.

Сравнение образцов проводит Татьяна Кулачёнок. Различные источники света имеют разную длину волны излучения, при попадании на поверхность исследуемого образца она приобретает различную окраску. Это позволяет выявить явление метамеризма, при котором цвета (окрашенные поверхности), совпадающие под одним источником освещения, выглядят совершенно разными под другим. Именно поэтому для получения окончательного подтверждения цвета исследуемого образца необходимо изучить его под воздействием различных источников освещения. А это, в свою очередь, нужно для того, чтобы подтвердить максимальное соответствие окраски образца эталону.

Насколько точно колорист подберет и оценит цвет, влияет даже помещение. В самой лаборатории стены и полы должны быть нейтрального тона. Даже такой фактор, как утомление глаз от ярких стен, может существенно исказить результат. Расположение окон — обязательно на солнечную сторону. Именно поэтому в помещении, где работают лаборанты и оценивают крашеное волокно, в 2016 году провели ремонт с учетом всех требований, предъявляемых к колористическим лабораториям.

– Оценка точности цветового равенства тестируемой и контрольной проб зависит (в первую очередь!) от человеческого восприятия цвета и является индивидуальным параметром, а на него влияет множество случайных факторов физического, чувственного и психологического плана, — раскрывает особенности работы колористов их руководитель. — Для подбора кадров используют простой, но эффективный тест. Претендент должен разложить 25 цветных выкрасок с варьирующимися оттенками одного из цветов видимого спектра. Всего таких цветов, соответственно и наборов выкрасок, — семь. (Помните? «Каждый охотник желает знать…»). К сожалению, тестирование с положительным результатом, более 80 %, проходит очень малая часть людей.

А контроль качества крашения на потоке требует еще и высокой ответственности, оперативности и даже смекалки, смелости в принятии решений. Эти специалисты должны обладать таким профессиональным опытом, который можно получить, постоянно отработав в лаборатории крашения не менее 5 лет. Очень важно знать нюансы, которые возникают только на практике.

Так, существуют цвета, которые имеют индивидуальную колористическую особенность. Например, «Черный 976», усветленный относительно стандарта, дает серо-синий оттенок. Он же, но утемненный, — желто-коричневый. Не зная этого, можно ошибиться в корректировке красильного раствора, что приведет к наработке брака.

Есть цвета, которые вообще очень сложно получить на потоке. Например, «Антрацит», «Ангора», «Перламутровый», «Стальной», «Лён», «Гроза», «Мышонок», «Беж», «Кофейный», «Красный терракот». Мы называем их между собой «непредсказуемыми». При этом почти у всех содержание красителя на волокне небольшое (до 1 %), то есть корректировать пропорции очень сложно. А самый простой цвет в воспроизводстве — «Шампанское».

Оригинальные названия, между прочим, придумывают сами разработчики — сотрудницы лаборатории. Они же занимаются оформлением цветовых карт-буклетов, которые разлетаются на выставках десятками. И это тоже — индивидуальная, ручная работа.

Но, безусловно, помогает в ежедневной деятельности специальное оборудование. Например, цветовая кабина. Этот невзрачный на вид лабораторный шкаф серого цвета на самом деле уникален. Он оборудован 5 источниками света, позволяющими имитировать различные условия освещения. Есть лампы, воспроизводящие дневной полуденный свет или тот, который бывает за час до восхода или через час после захода солнца. Домашний свет или тот, который стандартизирован в Японии для подсветки торговых залов и витрин.

Людмила Железовская поделилась и планами на приобретение нового оборудования. Объективно оценить цвет по всем параметрам колористам помогает спектрофотометр. Тот, который используется сегодня, уже устарел. Ему на смену ждут современный, высочайшего уровня, UltraScan Pro.

В комплекте со специальным программным обеспечением он поможет создать собственную базу данных цветовых эталонов и рецептур крашения, проверять свойства красителей, что значительно облегчит их входной контроль. Также новый спектрофотометр даст возможность рассчитывать и оптимизировать рецептуры, сокращать количество красителя при получении нужного оттенка и еще многое другое. Например, подтверждать характеристики окрашенного волокна в случае претензий со стороны потребителя.

– В том, как сегодня оснащена наша лаборатория, большая заслуга начальника службы управления качеством Натальи Ивановны ГРИГОРОВИЧ, а всё, что мы сегодня можем предоставить потребителю, — это результат работы коллектива колористов, — возвращается к рассказу о «золотых» кадрах Людмила Дмитриевна. — Это исполняющая обязанности химика Екатерина ПУТРО, лаборанты ­Татьяна КУЛАЧЁНОК, Светлана КУБАРЬКОВА, Елена ШАВЛЮГА, Галина ПАВИНИЧ, Ирина ­СИДОРЕНКО, Жанна СТАНКЕВИЧ, Оксана ФИЛАТОВА, Жанна ЛЕВКОВИЧ, Ольга ­НАСАТОВИЧ.

Екатерина Путро и Елена Шавлюга

Все они принимают активное участие в промышленных испытаниях новых цветов волокна Нитрон-Д на технологических потоках, умеют четко скоординировать и применить свои знания в области визуальной оценки цвета на практике, оперативно скорректировать несоответствие и минимизировать выпуск продукции с отклонениями.

В свое время неоценимый вклад в разработку новых рецептур крашения, усовершенствование методов расчета, обеспечение лаборатории крашения новым текстильным оборудованием и материалами внесла Татьяна КОВАЛЁВА (сегодня и. о. зам. начальника ОТК).

Это всё люди с художественным восприятием окружающего мира. А в нашей сложной работе иначе нельзя.

Олеся УСОВСКАЯ
Фото: Олеся УСОВСКАЯ

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...

Опубликовано в №:

  03.11.2018
(1,3 MiB, скачали - 553)

Новое видео

Подпишитесь на Вестник Нафтана на YouTube!