Мария Булдыгерова: «Я хоть и не воевала, но войну повидала»

Просмотры: 373

Победа над фашистским игом далась белорусскому народу дорогой ценой. Память о героизме наших предков бессмертна, а истории о том, что пришлось им пережить, передаются из поколения в поколение как семейная реликвия. Людей, своими глазами видевших ужасы Второй мировой осталось очень немного. От того их рассказы становятся еще более ценными. Мария Булдыгерова, бывшая работница «Нафтана» — одна из таких.

История жизни нашей героини сложна и трагична. Слушая ее воспоминания, сжимается сердце от боли и сопереживания тому, сколько пришлось вынести этой хрупкой и стойкой женщине. Но сама Мария Ивановна и в 90 лет полна оптимизма и бодрости духа. Она очень любит жизнь и не ропщет на долю. Те, кто видел смерть так близко, умеют ценить время.

Войну юная Маша встретила на хуторе в Верхнедвинском районе, где они жили большой дружной семьей. Сначала всё казалось таким нереальным и далеким, пока взрывы не подобрались вплотную к родному порогу. Очень скоро полеты бомбардировщиков стали регулярными, а новой семейной «традицией» стала ежедневная подготовка тревожного узелка с минимальными запасами еды и одежды на случай очередного налета. Спать ложились одевшись, чтобы в случае опасности быть готовыми убежать в канаву неподалеку, заросшую невысоким, но густым кустарником. Расчет отца был на то, что в первую очередь станут бомбить постройки и обстреливать лес, а на овражек никто внимания не обратит. И эта тактика оказалась спасительной.

Их дом один из немногих со всей округи остался целым. Вскоре большое добротное здание облюбовали гитлеровцы. Из-за отдаления и расположения на возвышенности оно очень подходило для устройства там временного штаба. На везение, хозяев не тронули. У отца был больной желудок, потому его в начале войны комиссовали из армии. Незваные гости посмотрели, что вся семья в сборе, значит, никто из них не воюет, и пожалели. Только согнали в небольшую каморку, и приказали не шуметь и не попадаться на глаза. А родители настрого приказали детям молчать о том, что сейчас на передовой сражается их старший брат Степан. Он так и не вернется больше домой. На протяжении еще многих лет после окончания войны сестры будут искать место его захоронения. Безуспешно.

Немецкие солдаты очень боялись диверсии. Перед тем, как пить самим, заставляли детей пробовать воду из колодца. Еды очень не хватало. У оккупантов же всегда на столе был ароматный хлеб, а в карманах — такие пленительные круглые коробочки с монпасье. Однажды офицер увидел, с каким интересом смотрит на яркие «камушки» 4-летняя Женя и подозвал ее.

– Бедная маленькая девочка, — сказал он на ломанном русском, потрепал малышку по голове и отсыпал ей в ладошку конфет. — Вот кому нужна эта чертова война? Путь бы Сталин и Гитлер друг с другом и бились вдвоем!

Но так было далеко не всегда. Дети росли, война становилась страшнее, а фашист приходил всё злее. На день девочки-подростки убегали в лес, где прятались от солдат на елках. Младшим отрезали волосы, чтобы те походили на парней. Хотя и мальчишкам тогда было не сладко. Тех, что чуть постарше, забирали на работу в Германию, а взрослых сразу расстреливали.

– Воевать, я не воевала, а войну видела во всей «красе», — вспоминает Мария Ивановна. — Страшно боялась выстрелов и взрывов, а вот самих немцев — никогда! Однажды, когда мы с сестрой из остатков зерен намололи жерновами «колотуху», подъехал полицай. «Малчыкь! Малчыкь!», злобно схватил он меня за волосы. Отобрал у нас последние крохи, и прямо на глазах скормил своим лошадям! Есть хотелось очень сильно, но страшно точно не было. Я никогда их не боялась!

После войны судьба закинула Марию Булдыгерову в Полоцк. Скоро устроилась разнорабочим в хозяйственный цех нефтезавода, на котором проработала 19 лет. С «Нафтана» уходила и на пенсию.

Своей семьей так и не обзавелась. Это единственное, о чем она сейчас сожалеет. Бесстрашная и молодая девушка, несмотря на сильные чувства ухажера из Армении, испугалась поехать за ним на чужбину. Далеко от родины, плюс он еще и намного младше. Осиная талия, невысокий рост и работа, связанная с постоянным движением всегда скрывали истинные года Марии. Ей никогда не давали паспортный возраст, да она и сама его не вспоминала.

– Никогда не считала годы и не отмечала дни рождения, — вспоминает Мария Булдыгерова. — Пока однажды на работе не спросили, что хочу в подарок на 55-летие. Тут я будто проснулась! Долго не могла осознать, что произошло, ведь всё еще чувствую себя на 30. В тот год я работала в столовой профилактория. Коллеги подарили мне на память красивое теплое одеяло. Оно вот уже 35 лет как новое. Напоминает мне о тех временах.

Мария Булдыгерова
Мария Булдыгерова принимает подарки

Гостеприимная Мария Ивановна очень рада визиту коллег. Утром 10 февраля с подарками ее навестили представители заводского совета ветеранов, ведь буквально накануне она перешагнула уже 90-летний рубеж. И всё также не может смириться с паспортными цифрами.

– Приятно, что на заводе не забывают таких, как я, — благодарит за внимание Мария Булдыгерова. — Четыре раза в год приходят выплаты от совета ветеранов. Я могу позволить себе побаловать правнучек сестры, которые прибегают меня навестить, помочь по дому. Не собираюсь сидеть на месте. Пока есть силы в ногах, буду ходить. Ведь если я двигаюсь — значит живу!

Виктория ДОРОХОВА
Фото: Виктории ДОРОХОВОЙ

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...

Опубликовано в №:

  21.03.2020
(4,0 MiB, скачали - 574)

Новое видео

Подпишитесь на Вестник Нафтана на YouTube!