Галина Лапенко: «Если бы не мама…»

Просмотры: 310

Скоро мир встретит 75­-ю годовщину Победы над фашистской Германией. Одним из символов триумфа человечества над коричневой чумой той далёкой весной 1945-­го стало интернациональное вооруженное восстание заключенных Бухенвальда. В память об этом событии 11 апреля отмечается Международный день освобождения узников фашистских концентрационных лагерей.

Галина Лапенко с поздравительным письмом от родного предприятия

В сердцах 46 ветеранов нашего предприятия эта дата по­-прежнему отзывается особой радостью и неизбывной болью. Их искренние переживания заметны каждому на ежегодном митинге­-реквиеме у мемориального комплекса «Звезда» в Боровухе. Выслушав историю военного детства малолетней узницы Галины Лапенко, этими эмоциями проникся и я.

– Отец работал на машинно­-тракторной станции водителем полуторки, и когда началась война, его сразу забрали на фронт по повестке, — вспоминает Галина Павловна. — Мы даже попрощаться не успели. Мама осталась одна с малыми детьми. Мне только исполнилось 5 лет, брату было на два года меньше, а сестричка еще не выросла из пеленок. Девочка скоро умерла. Когда деревню бомбили, мы прятались в картофельных ямах. Она простудилась и заболела воспалением легких…

Два первых года, прожитые под оккупацией на родине, в деревне Зарубы Дубровенского района, оказались не худшими годами детства Галины Лапенко. Бедствовали, конечно, но самое страшное было впереди. Летом 1943­-го в доме появился гитлеровский полевой жандарм в блестящем плаще с «железякой» на груди и приказал всем идти на собрание. В чем стояли тогда, в том и пошли, чтобы больше никогда не вернуться к родному порогу. Гитлеровцы с овчарками окружили жителей деревни и погнали их в Оршу.

Галина Павловна не знает, какая участь ждала их односельчан. Вместе с мамой и братиком ей удалось сбежать. Нашли партизан, которые приютили семью в спешно сооруженном для них шалаше. Но спасение оказалось призрачным. После короткого боя народных мстителей с карателями ­Лапенко отбились от своих и вновь попали в руки гитлеровцев.

– Нас отправили в Борисов, — делится тяжелыми воспоминаниями Галина Павловна. — В концлагере собрали гражданских: стариков, женщин, детей. Спали на голых досках, непричесанные и голодные. Кормили так, что и есть было невозможно. Людей доводили до страшного состояния, а потом загоняли в машины­«душегубки», включали газ. И убивали. Мама каким­-то образом доставала нам немного еды. Помню, как-­то она принесла в металлической банке картофелину. А однажды уберегла от «душегубки». Если бы не мама…

В нашем здании, где­-то за стенкой, немцы держали умалишенных. До сих пор не могу забыть, как они, бедные, стучали мисками и ложками. Может кушать просили. Неподалеку за колючей проволокой под охраной автоматчиков находился лагерь военнопленных. Бедные наши солдатики. Издевались над ними, убивали…

Жизнь Лапенко в фашистской неволе продолжилась на чужбине — их угнали в Германию. Впереди было немало страданий. Но они, судя по всему, получили тогда шанс остаться в живых. Вскоре началось освобождение Беларуси. В лагере, в котором ранее находилась семья Лапенко, гитлеровцы совершили одно из своих страшных злодеяний. 28 июня 1944 года при отступлении они уничтожили почти всех узников. Из 1 500 человек, среди которых было и немало детей, в живых остались только 43…

В Германии мама Галины Павловны трудилась на полях местного богатого крестьянина. Немецкий бауэр и его семья неплохо относились к своим работникам: не обижали, давали кров, кормили. Но так продолжалось недолго. Однажды утром всё неожиданно закончилось. Семья снова оказалась в концлагере. Сколько их всего было, как они назывались, Галина Лапенко уже не помнит. Но день своего освобождения ей не забыть никогда.

– Мы с братом спали, когда услышали, что во дворе заголосили женщины, — рассказывает Галина Павловна. — Выбежали на улицу, а там стоит мотоциклист с автоматом. От испуга машинально подняли руки вверх. Мама потом еле нас убедила их опустить. Оказалось, это войска союзников приехали освобождать узников, а женщины просто рыдали от радости. Было это не 11 апреля, а уже в мае.

Радость от долгожданного освобождения оказалась обманчивой. На эвакуационном ­пункте маме Галины Лапенко стало плохо: врачи диагностировали туберкулез. Покинуть госпиталь и вернуться в Беларусь семье удалось только осенью. А там была радостная встреча с отцом-­фронтовиком и первый класс. Но беспощадная война еще успела предъявить Галине Павловне свой жестокий счет. Весной 194-6­го ее мама, так и не оправившись от тяжелой болезни, умерла в самом цвете лет…

– Я и теперь часто плачу, когда вспоминаю то время, — со слезами на глазах продолжает Галина Лапенко. — Но не так себя жалею, как маму. Каково ей было вынести эти нечеловеческие страдания и спасти нас от верной гибели!

Мама подарила Галине Павловне жизнь, как минимум, дважды. Благодаря ей она и сама потом стала матерью двоих замечательных дочерей. В последние двадцать лет перед выходом на заслуженный отдых ветеран трудилась в цехе № 11 новополоцкого нефтегиганта, в том числе в должности старшего оператора азотно­-кислородной установки. Сейчас на «Нафтане» работает ее дочь — специалист по хранению договоров и документации Оксана Молисова.

Долгая и насыщенная жизнь подарила Галине Лапенко немало светлых моментов, но до сих пор помнятся не только они, но и трагическое детство. 11 апреля вместе с другими бывшими узниками она, как всегда, планирует посетить митинг­-реквием у мемориального комплекса «Звезда». ­Галина Павловна несказанно рада, что не забывают эту горькую дату и новые поколения заводчан. Ведь это дает ей веру в то, что ужасам той войны уже не суждено повториться.

Владимир ФИЛИПЕНКО

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (3 votes, average: 5,00 out of 5)
Loading...

Опубликовано в №:

  11.04.2020
(3,9 MiB, скачали - 617)

Новое видео

Подпишитесь на Вестник Нафтана на YouTube!