Анатолий БУРЕЦ: «Профком должен четко заявлять о своей позиции!»

Просмотры: 291

Совсем недавно профсоюзной организации «Полимира» исполнилось 55 лет. Одна из важных глав ее истории неразрывно связана с именем Анатолия Ивановича Бурца, возглавлявшего полимировский профком с 1995 по 2010 год. О профсоюзной жизни тех лет, о ее проблемах и достижениях рассказывает сам уважаемый ветеран.

– Анатолий Иванович, вся ваша трудовая биография связана с «Полимиром». С чего она начиналась?

– На химкомбинат я пришел по окончании технического училища № 28 и был принят аппаратчиком газоразделения в январе 1967­-го. Цеха тогда еще только строились. Перед пуском молодых работников отправляли за опытом на родственные предприятия России. Моя стажировка проходила в Башкирии, в городе Салавате. В октябре этого же года был призван в армию. Из СМИ узнал об успешном пуске производства и получении первого белорусского полиэтилена. После демобилизации вернулся на предприятие и был принят в строящийся цех получения нитрилакриловой кислоты.

– Работа в профсоюзе требует особого склада характера и социального опыта. Как вы пришли к этой деятельности?

– В нашей смене неформальным лидером был Геннадий Здоровинин. Под его влиянием в коллективе с интересом обсуждали производственные новости и изменения в законодательстве. Постепенно накапливался определенный опыт отношений между нанимателем и работником. Геннадий Платонов, технолог цеха № 201, был очень щепетилен по части выполнения инструкций. Не прощал малейших отклонений или ошибок. Возникали спорные ситуации, когда нужно было отстаивать свое мнение в том или ином вопросе.

Начали внедрять новаторские методы, которые предполагали обслуживание установки меньшей численностью персонала. Считалось, что сокращения проводились на добровольной основе, но был определенный прессинг со стороны администрации. Оставшимся работникам полагались доплаты. Вставал вопрос, каким образом они будут формироваться, как это отразится на зарплатах. Между администрацией и наиболее активными членами коллектива возникали разногласия. Участие в решении этих вопросов расширяло кругозор тех, кто этим живо интересовался. Специальной литературы тогда не было, в газетах об этом не писали, так что знания приходили с жизненным опытом.

– В конце концов вас избрали председателем профкома производства «Мономеры». Вы были готовы к такому повороту в жизни?

– На отчетно-­выборном собрании в 1988-­м я оказался случайно — наша смена работала с утра, когда и проводилось мероприятие. Согласована была кандидатура действующего председателя. Но Геннадий Здоровинин предложил избрать меня, и конференция его поддержала. Такой исход голосования стал для меня полной неожиданностью. Перестроиться было непросто. Целую неделю еще по привычке ходил по сменам.

– Что изменилось в вашей жизни после избрания на должность освобожденного профсоюзного работника?

– Раньше в цехе был своим. Наутро после избрания пришел в смену, а мне: «Чем вы там в профсоюзе занимаетесь?!» Оказался по другую сторону баррикад.

Времена были бурные. Бешеная инфляция. Забастовали солигорские шахтеры, прислали к нам на проходную агитаторов. Надо отдать должное Михаилу Ежелеву, председателю профкома производства «Нитрон». На заседании профсоюзного комитета завода по его предложению решили направить делегацию в Совет Министров. Мы требовали повышения зарплат работникам и обеспечения сырьем. В результате переговоров нам, отдельно взятому предприятию, разрешили поднять заработную плату. Это позволило на некоторое время снять социальную напряженность в коллективе и стабилизировать работу предприятия.

– В чем заключалась главная сложность вашей работы?

– Начальник цеха может принять, а может уволить. Он наказывает или поощряет. А профсоюзный работник не имеет реальных прав, но несет ответственность за соблюдение норм законодательства о труде, за отношения, которые складываются в коллективе, за выполнение коллективного договора. С одной стороны, тебя администрация контролирует, а с другой — работники, которые в тебя поверили. Нужно иметь определенную смелость, чтобы возразить тем, кто обладает широкими правами. Это было непросто: цехами и производствами руководили люди с большим опытом и заслугами.

– С кем из начальников производства довелось поработать вам?

– Сначала это был Владимир Крупнов, потом Валерий Казаков и Владимир Быков. Больше всего мне понравилось сотрудничество с Крупновым. Владимир Петрович казался внешне недоступным: высокий, серьезный, спокойный, с иголочки одетый. Но воспринимал он работу профсоюза серьезно и, как правило, шел навстречу нашим требованиям.

– Достаточно скоро вы пошли на повышение. Насколько ожидаемым для вас стало избрание председателем заводского профсоюзного комитета?

– В 1995 году повторилась ситуация 1988-­го. На отчетно­-выборной конференции инженер отдела технического контроля Леонора Дубина предложила мою кандидатуру. Я вышел на трибуну и честно сказал: «Спасибо за доверие, но у меня нет опыта и знаний». Со мной не согласились и голосованием избрали. Так и задержался на этой должности на 15 лет.

Моими заместителями стали Тамара Максимова и Леонид Плакса, бухгалтером — ­Валентина Паршукова, а в дальнейшем — Инна Гаврильчик. И на производствах были очень опытные люди. Каждый понедельник в 10 часов собирал председателей цеховых комитетов. На эту планерку обычно приходил заместитель директора по быту и социальным объектам.

– Период вашего руководства профкомом «Полимира» также пришелся на сложное время. Как жилось профсоюзам в те годы?

– Во второй половине 90­-х — начале 2000­-х было действительно непросто! Директору Вячеславу Антипину приходилось решать массу проблем. Бывали задержки зарплат, вводили режим строжайшей экономии. И в этих сложнейших условиях профсоюзный комитет настаивал на выполнении коллективного договора. Мы предъявляли требования по условиям труда, уровню его оплаты, по графику работы во вредных условиях, по корректировке стоимости лечебно-­профилактического питания. Время требовало принятия нестандартных решений. Иногда был вынужден обращаться в республиканские инстанции, в газету «Беларускі час», техническую инспекцию труда.

Очень остро стоял жилищный вопрос. «Полимир» по примеру «Нафтана» организовал возведение двухэтажных коттеджей. Администрация и профком вели долгие дискуссии о том, как их достроить, сколько они должны стоить, кто получит жилье. Это были важные и болезненные вопросы, но мы их с Вячеславом Сергеевичем решили.

Со следующим директором, Александром Боровским у нас были очень непростые отношения. Началось глубокое противостояние по поводу выполнения условий коллективного договора. Дошло даже до судебных разбирательств, в которых — и на городском, и на областном уровнях — суд принял сторону работников и профсоюза. С огромным трудом заключили новый коллективный договор. Но только месяца через три после того, как истек срок предыдущего. Всё это время мы чувствовали поддержку со стороны Людмилы Грушецкой, председателя Республиканского комитета Белхимпрофсоюза.

Но не нужно думать, что работа профсоюзного комитета сводилась только к урегулированию спорных вопросов! По совместному решению администрации и профкома проводились культурно-­массовые и спортивные мероприятия, организовывали поездки для работников и их детей в столичные театры и на концерты. Мы оказывали посильную помощь ветеранской организации предприятия, шефствовали над Освейской школой-­интернатом.

По характеру я человек неконфликтный, а приходилось бороться, отстаивая интересы работников. Это очень сложно! На протяжении всего периода моей работы профсоюзный комитет настойчиво работал с начальниками юридического отдела Зинаидой Румянцевой, отдела организации и оплаты труда Ольгой Горбоконь и Ираидой Козловой, заместителем директора Сергеем Брикуном, целым рядом других руководителей. Я с благодарностью вспоминаю время совместной работы!

– Как отразилось на деятельности полимировского профкома объединение завода с «Нафтаном»?

– Я всегда завидовал «Нафтану». Там профсоюз не воевал с нанимателем, действовал замечательный коллективный договор. Но поначалу у нас было много сомнений. Соседи хотели построить отношения на неравных условиях. Планировалось, что одна часть коллективного договора будет распространяться на «Полимир», а вторая — на «Нафтан». Мы нашли поддержку в лице руководства нашего завода и Республиканского комитета Белхимпрофсоюза и все­таки достигли соглашения о том, что колдоговор будет единым. В рамках единой профсоюзной организации ОАО «Нафтан» сохранились две параллельно действующие структуры. Считаю это правильным решением.

– Что бы вы пожелали руководству и рядовым членам профсоюза на «Полимире»?

– Работникам нужно быть смелее и активнее участвовать в профсоюзной жизни, не копить в себе негатив. Появился вопрос — выноси на профсоюзный комитет! Если даже проблему не разрешат сразу, то сделают выводы, выйдут с предложением к администрации. Не сегодня так завтра актуальный вопрос обязательно сдвинется с мертвой точки. Профком должен четко заявлять о своей позиции! Руководителям профсоюзных организаций пожелаю действовать решительно и постоянно повышать свой уровень, брать на вооружение достижения коллег в республике.

Владимир ФИЛИПЕНКО
Фото: автора и из домашнего фотоархива Анатолия БУРЦА

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (5 votes, average: 4,80 out of 5)
Loading...

Опубликовано в №:

  02.11.2019
(1,9 MiB, скачали - 278)

Новое видео

Подпишитесь на Вестник Нафтана на YouTube!