Алла САВИНА: «Планирую прожить 120 лет!»

Просмотры: 356

Время — загадка бытия. Поэтому особого уважения заслуживают люди, способные понимать, ценить и умело пользоваться его безграничным потенциалом. К их числу можно по праву отнести и ветерана ОАО «Нафтан» Аллу Савину, более двух десятков лет возглавлявшую исследовательскую лабораторию. Трудно поверить, но 27 декабря неувядающей Алле Георгиевне исполнилось 80 лет!

Алла Савина с лаборантами Зоей Бывайковой и Верой Морозовой, 80-е годы

Местом рождения Аллы Савиной стал уральский Красноуфимск. Но к тринадцати годам с мамой, бабушкой и двумя братьями она уже исколесила пол­-Союза. Военное лихолетье под бомбежками в крымском Джанкое, постоянная перемена мест в поисках лучшей доли, а проще — куска хлеба. Североказахстанский Петропавловск, украинский Кировоград, алтайский Бийск, среднеазиатский Фрунзе, Черемхово в Иркутской области… В начале 50­-х, когда жизнь начала налаживаться, семья окончательно осела в Петропавловске.

Аля — именно так Аллу Георгиевну официально назвал отец — решила поступать в Ленинградский технологический институт имени Ленсовета. В этом вузе училась двоюродная сестра ее закадычной подруги, а значит, альтернативы покорению Северной столицы не было! Золотая медаль за курс школы и собеседование в институте (вступительные экзамены введут только в следующем 1957-­м) открыли девушкам путь к инженерной специальности. Подругам было невдомек, что поступили они в химико-­технологический вуз, где избежать нелюбимой химии было нельзя.

– Все факультеты, в названии которых фигурировало слово «химия», мы отмели, — со смехом вспоминает Алла Георгиевна. — Остался «Первый», где готовили загадочных «инженеров широкого профиля». Нас какие­-то ребята пытались образумить, мол, не надо девушкам туда идти. Но когда вам по 16 — ничего кроме «широкого профиля» не подойдет! Нам же никто не говорил, что за этой вывеской кроется работа с ОВ и ВВ — отравляющими и взрывоопасными веществами!

Но на 3‑м курсе всё разрешилось само собой. Даже не спрашивая согласия, руководство вуза перевело Аллу с факультета, готовившего специалистов для режимных предприятий, на более «гражданский». Алла Георгиевна предполагает, что в институте усомнились в ее благонадежности, узнав о судимости отца.

– К этому времени вопрос о том, люблю я химию или нет, уже не стоял, — с улыбкой объясняет Алла Георгиевна. — Я всегда была ответственным человеком. А чем больше знаешь, тем интереснее становится. После перевода на факультет органической химии училась на повышенную стипендию. В 1961-­м окончила технологический по специальности «Химия промежуточных продуктов и красителей».

В конце 3­-го курса Алла Савина вышла замуж и после института осталась в Ленинграде. Устроилась на витаминный завод. Но уже через 8 месяцев, в 1962­-м, супруга как офицера запаса призвали в армию и направили в Полоцк. Здесь Алла Георгиевна нашла ключ к загадке, почему так «неграмотно» разговаривала ее бабушка по материнской линии. Она была родом из Рославля, с юга Смоленщины. Ее «моладня» (молния), «пинжак» и другие странные слова оказались русско-­белорусским диалектом.

Однако найти работу на новом месте специалисту с дипломом ленинградского вуза оказалось непросто. На «Стекловолокно» не взяли — инженеры были не нужны. На Полоцком НПЗ начальник центральной заводской лаборатории (ЦЗЛ) Мария Балыкина ответила, что вакансии зарезервированы для жен работников по переводу. Главный инженер Михаил Петров просто посоветовал пойти на стройку. Лишь через полгода, в октябре 1962­-го, Мария Васильевна приняла на работу настойчивого лаборанта.

– Приближался пуск завода, а я нефтепереработку не знала, — признается Алла Савина. — По ней в институте нам прочитали коротенькую лекцию. В Полоцке купила «Анализ нефти и нефтепродуктов» — толстую книжку Бориса Рыбака. В лаборатории нам читали техминимум — готовили. В декабре началась работа по сменам, а в конце 1962­-го получили первую нефть.

С благодарностью Алла Георгиевна отзывается о своих наставниках — Марии Балыкиной и Эмилии Смирновой, под чьим руководством посчастливилось работать в годы профессионального становления. Мария Васильевна стала для нее образцом для подражания.

– Балыкина была уникальной личностью, — восторженно вспоминает Алла Савина. — Ум и интеллигентность! А какая требовательность! Она могла в любое время подойти к лаборанту и попросить рассказать проводимый анализ. Поэтому мы всё знали назубок! Такой подход позже взяла на вооружение и я. Но самую высокую планку требований Мария Васильевна предъявляла к самой себе. Работала с полной самоотдачей, не зная отдыха ни днем, ни ночью! А ведь ей как начальнику лаборатории приходилось выполнять и не совсем профильные, если смотреть с позиции дня сегодняшнего, функции. Марию Васильевну я очень уважала!

Одна из веских причин, почему Мария Васильевна отказывала Алле Савиной в приеме на работу, заключалась в том, что в ответственный для предприятия момент у молодого замужнего лаборанта мог появиться малыш. Так оно и вышло.

– В марте 1963­-го я ушла в декрет, а в апреле родила сына, — рассказывает Алла Георгиевна. — Когда вернулась на работу, единая ЦЗЛ разделилась, и я стала лаборантом 4-­го разряда контрольной лаборатории. Каждые два часа пробоотборщицы приносили громадные металлические корзины, уставленные мазутами и прочими нефтепродуктами. Чтобы переделать все анализы, нужно было крутиться, как белка в колесе. Правда, лаборантом я оставалась всего год.

Через несколько лет Мария Балыкина перешла на Полоцкий химкомбинат, будущий «Полимир». Эмилия Смирнова последовала ее примеру. Встал вопрос, кому доверить руководство контрольной лабораторией. Мария Исаева, начальник цеха № 13, предложила эту должность Алле Савиной. Молодой старший инженер, находившаяся тогда во втором декретном отпуске, ответила согласием.

– Возглавила лабораторию в 1967 году, — вспоминает Алла Георгиевна. — Груз ответственности? Конечно! Но я же не раз замещала Эмилию Никандровну. С обязанностями начальника лаборатории была знакома не понаслышке. Собственно, поэтому мне и предложили эту должность.

Новым вызовом для молодого руководителя стало предложение Владимира Тетерука, тогда начальника только что созданного ­исследовательского цеха, стать его заместителем. Подразделение, в состав которого входили механическая и технологическая группы, а также исследовательская лаборатория, просуществовало недолго — с 1971 по 1973 годы. Тем не менее, Алла Савина получила бесценный опыт руководящей работы, а после расформирования подразделения возглавила исследовательскую лабораторию. На этой должности она и трудилась более двух десятков лет до самого выхода на заслуженный отдых.

Алла Савина и начальник топливного производства Павел Денисов, 70-е годы

– Нашей текущей работой был контроль поступающей нефти, — объясняет ветеран. — Но, если на производстве появлялись какие-­то узкие места, все шли к нам. Так случалось при переходе на новый технологический режим или с одного реагента на другой.

Алла Савина с коллективом исследовательской лаборатории, начало 90-х годов

Алла Георгиевна вспоминает, как однажды на установке вдруг получили серную кислоту сиреневого цвета, и лаборатории нужно было выявить причины этой проблемы. Оказалось, на небольшом участке нержавеющую сталь заменили на сталь 3. При реакции с серной кислотой стало получаться соединение, негативно влиявшее на качество готовой продукции. Поставили снова нержавейку, и вопрос был снят!

– Нам было по плечу решение любых, самых сложных задач, — уверена Алла Георгиевна. — Девчонки у нас были замечательные! Со мною вместе работали и вместе выросли начальники лабораторий: Анна Чиркова, Людмила Емельянчик, Ольга Асомчик, Инна Кочан, Нинель Петухова, Людмила Дубовик, Светлана Кунцевич. Особая моя гордость — замначальника цеха Светлана Кветко. Работа для нее была всегда на первом плане. Из лаборантов, с которыми трудилась долгие годы да так, что и до сих пор считаю их своей второй семьей, хочу назвать Валентину Гарпенюк — классного аналитика, Ларису Стрельченко — мага-­хроматографиста, Анастасию Казакову — исключительно трудолюбивого человека и душевную натуру, Зою Бывайкову — нашу хлопотушку, всегда готовую прийти на помощь. Эти люди и теперь вместе со мной — и в радости, и в печали.

Бывшие коллеги и близкие с юбиляром

Свой выход на пенсию Алла Савина восприняла спокойно, будучи уверенной в том, что дружный слаженный коллектив лаборатории, в который она долгие годы вкладывала душу, не подведет. И сегодня ветеран интересуется жизнью родного завода, поддерживает связь с исследовательской лабораторией.

Натура человека с годами не меняется. Алла Георгиевна остается позитивным, деятельным и любознательным человеком. Жалуется не на годы или болячки, а только на недостаток свободного времени. Ее главное увлечение — здоровый образ жизни.

– Много читаю, — показывает на стопки увесистых томов ветеран. — И это не беллетристика, а литература о здоровье, например, работы Ивана Неумывакина и Сергея Бубновского. Постоянно тренирую память. Попадется хороший стих — обязательно выучу. Долго посещала бассейн, а еще в прошлом году ходила на физкультуру в ДКН. Теперь двигательной активности хватает и без этого. Дача в Шнитках и деревенский домик в Верхнедвинском районе не дадут расслабиться. Таблеток не пью и планирую прожить 120 лет! И всем заводчанам желаю того же!

 

Владимир ФИЛИПЕНКО
Фото: автора и из домашнего фотоархива Аллы САВИНОЙ

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (10 votes, average: 4,90 out of 5)
Loading...

Опубликовано в №:

  18.01.2020
(1,5 MiB, скачали - 451)

Новое видео

Подпишитесь на Вестник Нафтана на YouTube!